Разработка: AlexPetrov.ru

Биография

Мое взрослое детство




        Иногда по утрам я просыпаюсь с мыслью о том, что мое детство проходило на другой планете. Неужели мне только казалось, что любовь, верность, преданность, незыблемая вера в идеалы справедливости и папина доброта - это лишь 'атрибуты', присущие определенному времени. Времени прошедшему?



  1935, 12 ноября День рожденияТак получилось, что я родилась...     Подробнее...
  1935-1941 Прекрасное время Молодой папа, молодая мама, молодые все!...     Подробнее...
  1941-1943 Война. Жизнь в оккупированном ХарьковеПапа ушел на фронт...     Подробнее...
  1943, 23 августа Новая жизньВ наш город вошла Красная Армия!     Подробнее...
  1944, осень Музыкальная школаЭкзамен прошел на \"ура!\"   Закрыть пункт

наверх

Осенью 1944 года в моей жизни произошло знаменательное событие — я поступила в музыкальную школу имени Бетховена.

Папа прислал посылку, в ней «для дочурки» юбочка в склад­ку со шлейками, блестящая крепсатиновая кофточка, рукава фо­нариком. Мама на меня все это надела, а на голове завязала огромный белый бант. Такую нарядную и привели меня на эк­замен в музыкальную школу.

Когда мы появились, в коридоре уже было много детей с ро­дителями. Мы заняли очередь, и я стала изучать детей, гадая,

кто на что способен. Прозвенел колокольчик, и нас впустили в экзаменационный зал. За большим столом сидели учителя во главе с директором школы Николаем Николаевичем Хлебнико­вым. Набирались классы по фортепиано и класс «по охране де­тского голоса». В него-то я и поступила. На экзамене дети дол­жны были:

1.        Что-нибудь спеть.

2.        Повторить музыкальную фразу, которую играли на рояле.

3.        Отбить в ладоши предлагаемый ритм.
Вот и все. А я так нервничала!

Но что дети пели! — и «В лесу родилась елочка», и «Мы едем, едем, едем в далекие края». А некоторые были такие стес­нительные и зажатые, что из них чуть ли не клещами вытяги­вали «Чижика-пыжика». Я ждала своей очереди. Меня бил озноб от нетерпения и возмущения. Как можно петь такую чушь? Ведь это поют в три года. Есть столько прекрасных сложных песен. В девять лет их пора бы уже знать. Мы с мамой подошли к роялю.

  Что ты нам споешь, девочка?

  А что пожелаете. Могу спеть патриотическую, могу лири­-
ческую, о любви — какую скажете. Могу исполнить песню с жес­-
тикуляцией...

  С чем?

 

   С жестикуляцией.
Все оживились.

   Ну-ка, ну-ка, интересно, интересно...

Я откашлялась, как это делают профессиональные певицы, и запела «Про Витю Черевичкина»

Учителя рыдали от смеха, глядя на мою «жестикуляцию».

А я ни на кого не смотрела, «дула свое». А потом, не дав им опомниться, запела самую взрослую песню — «Встретились мы в баре ресторана»: «Где же ты теперь, моя Татьяна, моя любовь и наши прежние мечты...»

В музыкальную школу меня приняли безоговорочно. Экзамен прошел на «ура!» Но чтобы мама меня похвалила...

   Вот последнюю песню ты зря пела, Люся. Это совсем не
детская песня. Надо было тебе сообразить... все шло ничего, а
это зря.

   Мам, ну меня же приняли! А ты видела, как все собра­-
лись, а ты видела, как все слушали? Нет, ты скажи, ты видела?
Ты видела или нет?

    Еще бы не слушать! Так и детей распугаешь.

  1945, сентябрь Папа вернулся"Защитник Родины вернулся - Марк Гаврилович, не бойсь!"
     Подробнее...
  1945-1953 Я развивалась стихийно...Было только ликование молодости...     Подробнее...