Разработка: AlexPetrov.ru

Биография

Перестройка




         Перестройка! Перестройка! Перестройка! Иногда я всю свою жизнь в профессии перелопачиваю и ясно вижу, что я появилась в ней, когда обязательной была только положительная система ориентиров. Какие бы ни были ураганы, сквозь них должны прорываться светлое и оптимистичное. Потому сквозь все эти коловращения буду играть, как кричит внутри, но прорываться к свету. Обязательно. Но... Опять "но". Такие зигзаги жизни. Одно намечаешь, другое диктует обстановка. Вроде я такими тяжкими путями пришла к достойному месту в профессии. И - враз! - во вчерашнем дне. Во "вчерашних". Отодвинута в сторону. Отодвинулась легко, без борьбы, без протеста. Зачем? Кто тебя услышит, когда вокруг все бурлит и пенится? Ну что ж, отправлюсь на полочку. На новую, перестроечную полочку. Как-то оно там?



  1986 Первое перестроечное интервью "Телевизионное знакомство" с Урмасом Оттом...   Закрыть пункт

наверх
Он первым в стране открыл эфир с острыми и прямыми вопросами и откровениями в ответ. Но нашей встрече на Таллинском телевидении предшествовала еще одна встреча. В 1982 году я бежала в "Останкино" на съемку "Любимых песен". Около входа меня встречал высокий блондин с голубыми глазами. Людей с такой внешностью я побаиваюсь еще с войны. Рядом с ним оператор с камерой на плече. Я без грима. В бигуди под косынкой. Лечу, готовая к съемке, в первый павильон "Останкина". "Стойте, ответьте на несколько вопросов!" Сейчас я уже привыкла к такому тону. Но тогда была слегка сбита с толку. Вопросы были банальнейшими. И задавались лишь для того, чтобы поставить галочку - с этой артисткой тоже разговаривали. "Уважаемый товарищ, зачем эти вопросы? Вы ничего про меня не знаете. Да мне как-то и... неинтересно с вами говорить", - так прямо в камеру сказала и ушла. Прошло четыре года. Звонок из Таллина: "Пожалуйста, в Москве, Таллине, где вам удобно - нам нужно большое часовое интервью для таллинского телевидения". Я сказала, что подумаю. И забыла. Тогда я летала из города в город, разрываясь между картинами. Из Таллина звонили регулярно, и вся моя семья попеременно объяснялась с группой по телефону. И Костя, и моя мама. "Они такие хорошие, такие добрые люди. Так тебя любят. Такие слова говорили". И мама, которая никогда не вмешивалась и "не советовала" - просто помогала мне жить и работать, - вдруг сказала: "Люся, надо людей "уважить". Это папино слово, произнесенное мамой, и сыграло решающую роль. Я начала переговоры. На вопрос, почему именно со мной хотят начать цикл "часовых разговоров", мне по телефону чистосердечно ответил голос с прибалтийским акцентом: "Вы нам больше всех подходите. Во-первых, вы у нас популярны. Многие читали вашу книжку. Во-вторых, вы не член партии и народная СССР. Так что дирекция ТВ Таллина решила начать с вас". Короче, я подошла по всем статьям для начала этого цикла. Решила сама приехать в Таллин. Там не дома, где стены помогают. Подальше от дома мозги будут острее и не будут "растекаться по древу". Лечу в Таллин, в красивый Таллин. Там снималась. Знаю уголки и уголочки и помню про вкусный "какст муст кофе". У трапа меня встречает девушка, а чуть поодаль стоит высокий блондин в черных очках. Съемка должна быть через день вечером. Есть много времени, чтобы "притереться". Едем в машине в лучшую гостиницу. Ведем разговоры про то да про се. И я понимаю, что этот блондин в очках знает такие подробности обо мне и моей работе!.. И не из моей книги. Из статей, интервью разных лет, про которые я и не помню, а многие даже и не читала. Ну, думаю, правильно мне мама сказала, "надо уважить". Полтора дня мы ездили по красивым местам, пригороду Таллина, фотографировались. "Притирались". Недавно интервью у Урмаса Отта проходили без "притирок". Сразу за столик ресторана "Прага" и - поехали. А тогда даже заплатили гонорар, чего молодые актеры и не представляют. Это так, для сравнения. В назначенный час я пришла на студию. Проходя по коридору в павильон, со всеми поздоровалась. Не могу сказать, что встреча со мной вызывала у кого-то любезный ответ или улыбку. Перестроечный дух в том коридоре обогнал наш столичный телевизионный коридор. Это я отметила. Что ж, сама захотела в Таллин. Урмас был в белом смокинге, в бабочке и без очков. После ритуального представления телезрителям гостя прозвучал первый вопрос: "Скажите, это правда, что вы родились 12 ноября 1935 года?" Так... Ответить, что "правда", - глупо. Это написано на первой же странице "Моего взрослого детства". Это раз. Два: у меня за рубежом было уже столько интервью, столько острых вопросов, столько подковырок, когда надо было защищать себя, страну. Да что говорить... Нет, нет. В тупик он меня не поставил. Мне нужно было только не дрогнуть, найти из всех ответов самый легкий. И я ему честно сказала то, что думала в двадцать лет. В "Карнавальной ночи" отмечали тридцатилетие члена группы. Я тогда подумала, - какой ужас, тридцать лет! Когда мне будет тридцать, я себя уничтожу! С этой фразы я и начала. А потом сказала: "А вот и тридцать, и сорок, и... и ничего. Живу, работаю и вот с вами беседую". Впервые на нашем телевидении были вопросы о семье, о любви, браке, разводе, детях. Все те вопросы, без которых сейчас вообще нет ни одного интервью. Но Урмас, конечно, не знал, не понял, что я уже давно его вспомнила. Но я решила "забыть" о той нашей встрече четыре года тому. Но беседа пошла так, что мне пришлось ему напомнить. Думаю, что у Урмаса, как и у меня, пролетело тоже мгновенно несколько вариантов ответа. Он выбрал самый удачный. Он обаятельно улыбнулся. Я думала, что он вырежет этот момент, но момент остался. И я его искренне поблагодарила за то, что теперь с ним очень интересно разговаривать. Потому что он об объекте знает все. Эта программа снималась для Таллина. И там ее показали трижды. Но вот она неожиданно прилетела в Москву. Я этого не ожидала и была против того, чтобы ее показали по нашему ТВ. Таких программ у нас на ТВ еще не было. То было интервью "зарубежное".
  1987, март Первые сольные концерты в Москве (ГЦКЗ "Россия")Программа концерта     Подробнее...
  1987 Выход "Аплодисментов""Ну, как Вы так откровенно?!"...      Подробнее...
  1991 Вновь переступаю театральный порогВ театре "Школа современной пьесы" предложили сыграть в музыкальном спектакле ...     Подробнее...
  1992 Выпуск первого сольного диска "Да, не верится!.."Да, не верится!.. — и мне самой, ей-богу, не верится, что вы, уважаемые граждане, держите в руках первый в моей жизни диск...     Подробнее...