Разработка: AlexPetrov.ru

Биография

Балет жизни




         То было жестокое время. И то был настоящий приговор. Долго надо мной будут витать: «однодневка», «не серьезно», «не советуем», «не следует», «не желательно». Перестали снимать в столице. Перестали снимать на других студиях. Забыли. Предали забвению. Тихо похоронили. Забальзамировали...



  1958 "Имени такого не будет. С лица земли сотрем"-это слова министра...     Подробнее...
  1958 Борис Андроникашвили...Вышла замуж по большой любви...      Подробнее...
  1959, 5 июня Родилась Машенька
Я жила у родителей в Харькове и ждала мальчика, которого хотела назвать Марком ...     Подробнее...
  1960 Как жить? Я так боюсь одна... Приехала я с мамой и полуторамесячным ребенком в Москву, а нас то и не особенно ждали...     Подробнее...
  1962 Александр Фадеев...очень напоминал Машиного отца-студента...      Подробнее...
  1963 В театр "Современник" я попала случайно"А что она будет у нас играть?"...
  1965 Родилась первая моя песня"Праздник Победы"...   Закрыть пункт

наверх

Музыка. Меня спасла музыка. Иногда я с острым приступом тоски чувствовала, что именно музыка была ключом к моей жизни, к детству, теперь такому далекому. Музыка жила во мне вопреки тому, что я хотела стать драматической актрисой. Она тщательно скрывала свой запас, понимала, что не пригодилась мне здесь в театре, терпела, не выказывала себя, как могла... Но иногда она вырывалась на волю, как однажды, в тот день Девятого мая. В день двадцатилетия победы над фашизмом. В театре шел спектакль "Вечно живые". В середине второго акта, прямо на полуслове, в зале погас свет, и по обеим сторонам сцены зажглись сосуды с Вечным огнем. Все артисты и зрители замерли. На авансцену вышел актер и негромко, торжественно-траурным голосом сказал: "Сегодня, в день двадцатилетия победы над фашистской Германией, почтим павших смертью храбрых минутой молчания". Зал в бесшумном порыве взлетел и затих. На целую минуту. Но какую! Я вдруг ощутила, как кровь отлила от головы. Происходит нечто такое, что не может пройти бесследно. Минута молчания. Молчал зал. Молчала сцена. Молчала страна. Молчал мир. Я думаю, в зале не было ни одного человека, который в эту минуту не испытал потрясения и кого бы эта минута не перенесла на двадцать лет назад или не заставила задать вопрос: "А что такое эта минута в твоей жизни?" После спектакля я шла домой, пересекая площадь Маяковского, забитую нарядной, праздничной толпой. Пестрая майская молодежь, учтиво уступала дорогу сорокапятилетним "старичкам" с орденами и медалями. А дома меня ждали родители. Как только папа открыл дверь, я бросилась к нему и расплакалась. У него на груди красовались две медали: "За победу над Германией" и "За взятие Берлина". Родители приехали в гости. Папа, мама, Маша и я собрались все вместе. Папа очень темпераментно, уже в какой раз рассказывал о событиях фронтовой жизни. Мы же слушали, как в первый раз. Вдруг он прервал рассказ и горько заплакал: "Выпьем за моего родного брата Мишку, хай земля ему будить пухум!" Всю ночь после минуты молчания, после нашего семейного ужина с папиными рассказами и воспоминаниями меня мучила музыка. Так наутро родилась первая моя песня "Праздник Победы". Мне хотелось, чтобы в этой песне было все то, что так всколыхнуло меня. Чтобы в ней очень просто было сказано о всех пережитых моментах.

                       Праздник Победы, шумит весна,
                       Люди на площади вышли.
                       Старый отец мой надел ордена,
                       Выпили мы за погибших.

Чтобы в ней была страница моего детства, которая пронеслась в ту минуту молчания, когда я стояла на сцене.

                       Вспомним мы песню военных лет
                       "Синенький скромный платочек".
                       Эту песню я девочкой пела когда-то,
                       Эту песню я раненым пела в палатах,
                       Эту песню на фронт увозили солдаты.

И чтобы в ней обязательно была Победа, несмотря ни на что, несмотря на потери. Несмотря на солдатские могилы.

                 В них лежат подарившие жизнь нам солдаты,
                 Подарившие мир и салютов раскаты...

Жаль, что на бумаге не воспроизведешь мелодии, исполнения, а лишь слова. Их по моей просьбе уложила в стихи актриса театра Людмила Иванова. После каждого из трех куплетов идет музыкальный припев без слов - вокализ, - который имеет каждый раз новую актерскую краску, особый смысл, а в конце песни вокализ этот звучит уже в мажоре. И голос исполнителя должен перекрыть оркестр. Как апофеоз, как гимн Победе! Что там говорить, я эту песню задумала с размахом. Ах, как она мне была по душе.

В то лето 1965 года в актерском доме отдыха я случайно разговорилась с певицей Москонцерта и узнала, что у нее нужда в репертуаре. Она загорелась этой песней. В Москве я с ней разучила все нюансы, остановки, замедления, а главное - мысль, и никакой внешней аффектации. В финале - апофеоз, да еще исполнила его на октаву выше! Эффект! - "та што там гаварить!" Певица Маргарита Суворова спела эту песню осенью того же года на конкурсе советской песни в Театре эстрады. В тот день я играла безмолвную девушку-манекенщицу в "Третьем желании". И о том, чтобы отпроситься на конкурс, где будут петь "мою" песню, не могло быть и речи. Потому все отзывы моих друзей оставлю в стороне - тут может быть и гиперболизация, и просто желание меня поддержать. Но в "Неделе" эту песню отметили, назвали ее удачей конкурса: "Интерпретация певицы соответствует этой сложной и необычной по построению талантливой песне". Начиная с самого 1957 года, после выхода "Карнавальной ночи", после всего-всего, это были первые радостные строчки. У меня же прямо крылья выросли. Певица пела песню на гастролях с успехом, о чем писали местные газеты, вырезки из которых мне переслали. Уже и другие запели песню. А один эстрадный певец спрашивал: "А что, если я переделаю и буду петь: " Эту песню я мальчиком пел по палатам..." Я ему осторожно заметила, что если "петь", то "...в палатах", а если "ходить", то "...по палатам". Но это его не остановило, и он "пел по палатам". Ах, какая, в конце концов, разница? Спасибо, пел мою песню!

И вот как-то усаживаюсь вечерком перед телевизором... В то время была такая музыкальная программа, где критик выступал с новостями музыкальной жизни и критикой новинок. В компании двух композиторов, популярного в то время певца и очаровательной критикессы как раз шла речь о последнем песенном конкурсе. Я затаила дыхание... Что будет... Критикесса прочла абзац из "Недели", где говорилось о "Празднике Победы". Но уже потому, как она читала те же строчки, которые меня так осчастливили, было ясно, что сейчас меня "приложат". Я вцепилась в подлокотники кресла... Жду... "Ну что вы, это же несерьезно", "спекуляция на чувствах людей", "Девочка в палатах", "какой-то отец надел ордена и медали", разве о таком в песне поют? Ну, товарищи, ну нельзя же так!"

Как дышать, если нет воздуха? Как явиться завтра в театр? Как встретиться в лифте с соседями? Как появиться на улице? Как объяснить папе? А может, взять бюллетень? Что делать?... Нет, только не бюллетень. Только открыто. И пошла. И играла. Как ни в чем не бывало. А что там внутри, так это дело терпения и силы воли. А через некоторое время появятся другие песни, "фронтовики наденут ордена" и выяснится, что все это "поется". Несмотря на такой грустный финал истории с моей первой песней, я получила большое наслаждение, когда ее пела. И пусть она не стала широко известной, пусть это были мои маленькие, частные радости, но они были. ...Стояла теплая весна 1966 года. На голубом небе ярко светило солнце. Я вышла из театра на любимую площадь Маяковского. "Нет, жизнь не кончена в тридцать один год, вдруг окончательно и бесповоротно подумал князь Андрей". Какой еще князь Андрей? А-а-а! Андрей Болконский у Толстого. Стоп. А мне сколько сейчас? Тридцать один! Ага? Вперед! Я пошла через площадь на улицу Горького, улыбаясь прохожим. Изнутри меня заливала мелодия детства, на которой выросло мое поколение, она никогда не давала падать духом:

                   Нам ли стоять на месте?
                   В своих дерзаниях всегда мы правы...

Музыка взбунтовалась во мне, взорвалась и зазвучала, освободившись, как от рабства. Музыка! Я пошла за тобой! Посмотрим, как распорядится жизнь...

  1966 Почему же я все-таки ушла из театра?Своей, только своей дорогой...     Подробнее...